DREADFORD

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DREADFORD » Френдзона » JERUSALEM'S LOT


JERUSALEM'S LOT

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ГОРЕ НАПОМИНАЕТ БОЛЬ ОТ ВЫРВАННОГО ЗУБА.
СИЛЬНАЯ ВНАЧАЛЕ, БОЛЬ ПРЯЧЕТСЯ, СЛОВНО ПЕС, ПОДЖАВ ХВОСТ.
БОЛЬ ЖДЕТ СВОЕГО ЧАСА. А ВОТ КОГДА КОНЧАЕТСЯ ДЕЙСТВИЕ НОВОКАИНА,
РАЗВЕ МОЖНО С УВЕРЕННОСТЬЮ СКАЗАТЬ, ЧТО БОЛЬШЕ БОЛЕТЬ НЕ БУДЕТ?

http://s7.uploads.ru/95M4W.gif

0

2

Ulf Karlsen (а вообще по желанию, лишь бы скандинавское)
УЛЬФ КАРЛСЕН

http://sd.uploads.ru/t/ymoeF.gif
Felix Kjellberg aka PewDiePie


ДАННЫЕ


age: 22
race: человек
relations: пока только с Хелью
occupation: недоюрист, на басу игрец, хочешь открыть свой видеосалон, но пока не знаешь как


ИНФОРМАЦИЯ


заявка от: Helga Zauber
contact: скайп ragnborgh или ЛС
more: ну, всё как всегда: грамотность, активность, не забывать меня


Material
ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА

for what: чтобы не сдохнуть от одиночества
relations: мы друзья детства с тобой, может быть нечто большее, но это уже как ты захочешь, мне главное, чтобы со мной кто-то имел более тесные отношения
а проще говоря, причина прозаична
ЧЕГО ВСЕ ИМЕЮТ ТУТ "СВОИХ РЕБЯТ" А Я НЕТ Я ТОЖЕ ХОЧУ
description:
"Эту игру создали люди без членов, чтобы мочь трахать других людей". © Пьюдс
"МАРИО Ю ФАКИН СУИСАЙДЛ БИЧ". © всё он же
Каким макаром занесло в этот город твою семью из Швеции - загадка. Наши с тобой дома были соседними, окна наших комнат удачно выходили друг на друга, так что даже после прогулки мы могли общаться, по азбуке Морзе или через специальное устройство, два стакана, к донышкам которых привязаны концы нитки. Это ты придумал такой способ общения, точнее, увидел по телевизору и всё хвалился, мол, сам додумался. Тебе нравится, когда кто-то восхищается тем, что ты делаешь, а твоё смущение и скромность - это напускное, сам-то ты знаешь, что достоин высокой оценки. Ты всегда был человеком крайности, вроде и пацифист, но ненавидишь пауков и беспощадно давишь их, вроде и не пьёшь, но пропустить изредка бутылочку пива не откажешься. В любом тобою же установленном правиле есть исключение для чего-то. Ты ненавидишь ссоры, но если кто-то повысит на тебя голос - начинаешь орать в ответ так, что слышно на другом конце океана. Всё-таки, твоё поведение больше холеричное. Ты артистичен, у тебя  живая мимика, просто обожаешь покривляться, блеснуть своим чувством юмора. А оно у тебя подчас довольно специфическое. В тебе забота и внимательность сочетается с пофигизмом и безразличием, иной раз действием или бездействием ты способен очень сильно задеть, притом ты и сам не понимаешь, что натворил. Бывают моменты, когда ты замыкаешься и тихо уходишь в себя на несколько часов. Но это проходит в одно мгновение, словно в тебе что-то переключается и ты продолжаешь быть тем весёлым парнем, каким тебя знает каждая собака. Ты неуравновешен. И это заставляет беспокоиться о тебе, всегда держится желание залезть тебе в голову и узнать, что же там, чёрт возьми, творится.
Наверное, случайности не случайны и неспроста ты залетел летающей тарелкой для собаки мне в лоб. Ты очень испугался, захотел помочь, так, собственно, всё и началось. Позже у нас появились общие интересы, мы менялись книгами, взахлёб делились впечатлениями, а поскольку твои родители были обеспеченными, то подарили тебе приставку, в которую мы и рубились целыми днями. Тогда мне ты казался настоящим авторитетом, я была готова тащиться за тобой куда угодно. А потом, когда ты увлёкся скандинавской мифологией и узнал, что значит сокращение моего имени, ни секунды не думая, начал называться Фенриром. Так и в школе мы старались встречаться на переменах, иной раз прогуливали уроки. Фенрир и Хель, да, нас с тобой можно было назвать забавными. А потом ты уехал. Точнее, твои родители перевели тебя в другую школу, в городе покрупнее, где и образование ты смог бы получить более хорошего качества. Без засорения мозгов религиозной хренью. Но ты не забывал, часто писал мне, приезжал на каникулы, наше общение и дружба не умерли. В университет ты поступил в Нью-Йорке, с поступлением на первый курс занялся активно учёбой. Не сказать, что тебе нравилось, просто большой город и студенческая жизнь закрутили тебя. Ты обо мне забыл. Писал ты всё реже, а после и вовсе перестал, а мне не хотелось навязываться. Может, мы бы так и не встретились снова, если бы твои родители не сообщили о том несчастье, что произошло с моей матерью и со мной. Ты приехал. Ты был в ужасе, растерян, чувствовал себя виноватым. А потом и вовсе перевёлся на заочную форму обучения по всё той же специальности, устроился на подработку (на какую - выбирай сам). Если честно, я в Нью-Йорк тоже поступила лишь бы оказаться к тебе поближе, но графики наши не совпадали, вырваться не получалось. Зато теперь ты стараешься часто наведываться. Наверное, это не даёт мне загубить себя.

Example of Post
ПРИМЕР ПОСТА ЗАЯВИТЕЛЯ

вот так вот

Каждый новый день еврейки с именем языческой богини начинался с молитвы. Молитвы богу, чьё имя держится под строжайшим табу. Это был просто Он. Среди современной молодёжи сложно было найти воистину религиозных, если бы кто-то узнал, что на звезде Давида со знаком Хамсы, заключённого в правильный шестиугольник, уже затёрлась краска, Хельгу могли бы обсмеять. Поэтому в школе – христианской, а другого выбора здесь и не было – девушка не афишировала свою религию. Почти не говорила ни с кем, потому что легко могла сорваться на идиш. Это было бы лишь очередным поводом окатить её грязью, а потом получить в щи табуреткой. Это Хель легко могла организовать.
Просыпалась она поздно ввиду своих биологических часов, выстроенных в режим «сова». Помолилась она только в двенадцать, после этого, позавтракав одной лишь чашкой чая, принялась за работу. Платье и вышивка на нём стеклянным бисером. Исходя из имеющихся мерок, записанных на бумажку и пришпиленных булавкой к пробковой доске на стене, Хель принялась вычерчивать на бумаге выкройки. Обычно, это занимает больше всего времени, подбор лекал, подсчёты на калькуляторе со стёршимися цифрами, да даже простая прикидка на глаз, всё это могло вылиться в пару часов непрекращающейся работы. Впрочем, данная модель была вполне себе простой, закончив чертить, девушка стянула с большого стола багровую, как свекольно-томатный сок, ткань и булавками начала крепить к манекену, создавая форму. Достаточно быстро покончив с этим, Хельга отошла подальше от манекена и пригляделась к проделанной работе, чуть склонив голову набок и прищурив здоровый глаз. Оставшись довольной, Хель решила, что пора спуститься и чего-нибудь съесть. Точнее, приготовить что-нибудь. Есть девушке решительно не хотелось, просто появилась острая необходимость что-то быстро приготовить. Кексы, например. Девушка, прихватив длинные, оканчивающимися спиральными завитками ниже поясницы, волосы резинкой, спустилась на кухню. Бубе ушла и возвращаться пока что, вроде бы, не собиралась. Что же, тем лучше, не будет излишних чуть ворчливых назиданий под руку, как нужно готовить правильно. Тесто замесилось быстро, практически на автомате, перед тем, как залить его в формы, уложила в них по несколько вишен в сиропе. Также быстро сунула в духовку и отправилась умываться и вычищать из ран свежий гной, словно куда-то опаздывала. Что-то нависло над головой и без слов шептало в ухо, что необходимо как можно быстрее выйти из дома. Без промедлений.
Когда все необходимые процедуры были уже проделаны, девушка отправилась в комнату, искать подходящую – для чего? – одежду. Неужели она и в правду собиралась выйти на улицу? Днём?
- Глупость… - фыркнула она, упирая руки в бока и сверля взглядом выдвинутую полку с верхней одеждой. А затем, не в силах противиться острой нужде, скажем, прогуляться, Хель натянула чёрную кофту с длинным рукавом и джинсовые шорты. Прихватила удобный портфель, который она таскала с собой практически во все вылазки из дома.
- Разгар рабочего дня, людей на улице нет, кому ты понадобилась, подумать можно, - ворчала Хельга, укладывая готовые, пока ещё горячие кексы с чуть вытекшим вишнёвым сиропом, в контейнер для еды. Взяла коробочку с соком. А затем взгляд упал на кухонный нож с монолитной ручкой из нержавеющей стали. Прежде, чем Хель смогла дать себе внятное объяснение, для чего ей вдруг понадобилось потенциальное холодное оружие в невинную прогулку, рука уже схватила нож со стола и сунула за пояс шорт сбоку, сокрыв ручку сверху немного великоватой кофтой.
Она стояла у облупившейся таблички «Стоун Хиллз». И чего ей здесь надо? Да, народ тут не шастает, это плюс. К слову, тут вообще никого нет. Ни каркающих ворон, привыкших питаться падалью, наживаться на брошенных и потерянных вещах, ни каких бы то ни было ещё животных. Поговаривали, что здесь бродит стая бешеных псин с пеной у рта. Но эта, казалось бы, пугающая мысль не сбила с покалеченного лица девушки маску безразличия. Словно бы она и не
20:58:21
шагнула в город-призрак с дурной славой. Словно не шла вперёд, уверенно, сминая подошвой массивных красных ботинок с металлическим носком осколки бутылок, застревающих в перфорации. Шла так, будто бы знала, куда ей нужно идти. И, невзирая на абсурдность ситуации, в груди не вибрировала интуитивная струна тревоги, вовсе нет. Зато укрепилось понимание, что она успела, вовремя подскочила, оказалась тут как тут. Солнечное сплетение сдавливало, словно в него продели крюк с тросом и сейчас волокли Хель в неизвестном направлении. Волокли активно, лишь изредка прерываясь, позволяя девушке передохнуть и оглядеться по сторонам.
Послышался нетипичный грохот совсем неподалёку. Там, рядом с почтовой будкой, успевшей рассохнуться от старости и, возможно, от актов вандализма. Правда, была характерная черта в этом городе – никаких надписей в стиле граффити. Только в самом начале города, но не здесь, не в его сердце. Это настораживало, что всё ликвидировалось само собой. Словно состарилось или… просто заснуло. Впало в кому. Достигнув будки, Хель остановилась, прислушиваясь не столько к окружающим звукам, сколько к самой себе, к тому самому путеводному тросу. Девушка решительно не понимала, что делает, весь свой путь она провела почти как в тумане, единственное, что она чувствовала – это долг. Ещё один дом, кажется, некогда жилой, двухэтажный, похожий на дом Йокасты и Абрахама Лупеску, бабки и деда Хели, лет через сорок. Но внимание привлекал далеко не съеденный временем фасад.
- Эй! – пробный клич, пауза.
- Есть тут кто живой, эй! – добавив голосу, осипшему от долгого молчания, уверенности и даже громогласности, спросила Хельга пустоту. Девушка подошла к дому, взгляд её сверлил выбитую оконную раму.
- Повторяю в последний раз и ухожу, - предупреждающе сказала она, под сапогом хрустнуло дерево. Хельга опустила взгляд вниз и обнаружила доску с крепкими, пускай и ржавыми, гвоздями.
Нет, нужно уходить. Нечего ей здесь делать, ходить, спрашивать у молекул воздуха с примесью опасности, присутствует ли кто поблизости. Но вот одна нога уже упёрлась в кучу таких же досок, на какую только что имела удовольствие наступить Хельга, а другую девушка перекидывала через оконную раму.
- Что я творю... - не вопрос, а попытка смириться со своей же идиотией. И снова дёрнул её чёрт крикнуть что-то в пустоту.
- Здесь есть кто-то? Я могу помочь!
"Нет, не можешь и не обязана".
И всё равно, она продолжала топать прямо, каждый шаг по рассохшимся доскам - кирпичные дома в Америке не слишком частое явление - поднимал вверх клубы пыли. Дом изнутри был не таким большим и извилистым, но, как ей показалось, она бредёт тут, ведомая невнятным инстинктом, уже целую вечность.

0

3

НОВОЕ В JERUSALEM'S LOT
http://se.uploads.ru/jmtbz.jpg

Медиумы - люди, способные посредством ментальной силы видеть прошлое и будущее и влиять на Гостей и Поселенцев.
Именно они ответственны за появление многих Гостей и Поселенцев в нашем мире.
Кто эти люди? Как у них такое получается? Увы, все известные медиумы ничем от обычных людей не отличаются и ничем не примечательны - кроме своего маленького секрета, конечно.

Более подробно о медиумах можно прочитать здесь

0

4

РАЗЫСКИВАЕМ ИГРОКА НА ЗАМЕНУ

Dylan Applewhite
ДИЛАН ЭППЛВАЙТ

http://i.imgur.com/9ARqjcd.jpg
Colin O'Donoghue only. Мы к нему привыкли.


ДАННЫЕ


age:  34 года
race: человек
relations: в кого ни плюнь - все с ним знакомы, всем есть что о нём сказать.
occupation: Викарий церкви Джерусалемс Лота, директор католической школы.


ИНФОРМАЦИЯ


заявка от всего форума Jerusalem's Lot
contact: гостевая
more: ещё раз: персонаж ищется на замену, у него есть устоявшиеся связи с большинством присутствующих на форуме. Список отыгранных эпизодов предоставим, везде проведём за руку.


Material
ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА

for what: Дилан - самая яркая и заметная фигура местной церкви, он же, как предполагается, обречён войти в ядро тех, кто противостоит зловещему культу.
description: вся информация взята из анкеты предыдущего игрока

Странный, импульсивный молодой человек, который выглядит моложе своих лет и совсем не тянет на директора католической школы. Непонятно, почему человек такого склада ума и непростого характера решился связать свою жизнь с религией и взять на себя такую ответственность как управление школой. Племянник покойного священника. Эпплвайт не чурается мирской жизни, часто выходит в город. По средам его можно застать в кафе "У Бена", где он дружелюбно общается с местными жителями. Принимает участие во всех службах. Не исповедует. Большую часть своего времени проводит в школе.

Дилан родился в семье хирурга Рея Эпплвайта и преподавательницы английского языка Джулии Эпплвайт. Помимо отца и матери из родственников у Дилана был только дядя - брат Джулии - местный священник отец Ричард, который в 60-е годы боролся с культистами. Когда мальчику было 5 лет, Джулиа покончила с собой. Рей же, спустя год после кончины супруги, попал в автокатастрофу. Дилана взял на воспитание его дядя. Таким образом, детство молодого Эпплвайта прошло в церкви. Неудивительно, что Дилан, будучи выросшим в церковной атмосфере под строгим контролем дяди, избрал путь католического священнослужителя. Несмотря на строгость своего единственного родственника, учился парень неровно. Точные науки давались ему с трудом, он часто ленился, не доводил начатые дела до конца и "витал в облаках". В 19 лет, уже будучи послушником, Дилан влюбился в юную прихожанку. Чтобы узнать о ней побольше, он втайне от дяди и от нее самой, исповедал ее. Оказалось, что возлюбленная Дилана оказалась очень порочной девушкой. Сердце молодого человека было разбито. На несколько месяцев он покинул город, уехав в монастырь, чтобы успокоиться. Из паломнической поездки он вернулся совсем другим человеком. Все свое время он стал уделять изучению Священного Писания, истории и культуры. Когда Дилану стукнуло 30 лет, он, не без помощи похлопотавшего за него дяди, стал директором местной католической школы. Несколько лет назад при странных обстоятельствах дядя погиб. Его место занял Холден Рейнольдс, к которому Дилан на подсознательном уровне чувствует некоторую настороженность.

0


Вы здесь » DREADFORD » Френдзона » JERUSALEM'S LOT


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC