DREADFORD

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DREADFORD » Сюжетные эпизоды » Квест 1.1: Жизнь — это привычка, от которой тяжело отказываться.


Квест 1.1: Жизнь — это привычка, от которой тяжело отказываться.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

— УЧАСТНИКИ —
Mark Stafford, William B. Cramer

— ВРЕМЯ И МЕСТО ДЕЙСТВИЯ —
4-е октября, городской морг

— СУТЬ —
Ровно две недели назад в местных новостях объявили об утопленнице, чьё разбухшее тело было выброшено течением на берег реки. Жертва была обезображена до неузнаваемости, вывод напрашивался сам собой: смерть наступила насильственным путём. В городе объявился беспощадный убийца. Спустя два дня новое потрясение: погибла ещё одна девушка — Марта Брукс — учащаяся местной школы. Обугленное тело подростка было обнаружено в лесу на останках пепелища. Удивительно, что на момент приезда полиции земля всё ещё оставалась тёплой, — однако найти какие-либо следы пребывания убийцы на месте преступления так и не удалось. Как объяснить чудовищную загадку? На этот вопрос полиция ищет ответы, но все попытки узнать правду оборачиваются провалом. Три дня назад находят новый труп. Как и в первом случае, установить личность и возраст жертвы не удалось. Безжизненное тело женщины висело в петле, затянутой неизвестным. Органы охраны правопорядка в тупике.

+1

2

    Что такое городской морг? Это очередная груда трупов, покорно ждущая в стальных ящиках того человека, который, вероятно, узнает о них больше, чем при жизни знали их родные и близкие. Удивительно, как много человеческих тайн можно узнать, вскрыв грудную клетку мертвеца, рассмотрев его внутренности, изучив порезы и ушибы на теле. Самое главное — это не спутать их с трупными пятнами, появляющимися тогда, когда покойный слишком долго ждет своего патологоанатома. Многие скажут, мол, какая разница — он ведь уже труп; он не больной, который лежит в интенсивной терапии на ИВЛ, зачем же спешить к нему? Дело в том, что, как говорит Марк, со временем начинается трупное разложение, которое заметно смазывает картину произошедшего: раны начинают загнивать, размножающиеся в них бактерии расплавляют края порезов, заметно искажая их очертания. В результате определить, каким видом оружия наносились удары, становится тяжело. А какой человек захочет усложнить себе работу? Даже несмотря на низкие температуры, что поддерживаются в морге, сохранение трупа в неизменном состоянии практически невозможно. Именно поэтому очень важно проводить вскрытие как можно быстрее.
    Но сейчас торопиться некуда. В последнее время работы у Марка было маловато. Нельзя сказать, что он был этому не рад — все-таки, кроме работы в его жизни присутствовало мало вещей, доставлявших удовольствие и одновременно с этим не гробивших печень, а работа была для него радостью. С другой стороны, патологоанатому грех жаловаться на отсутствие оной: его могут просто не так понять. А стоит заикнуться… нет, даже просто подумать о том, что «что-то давно никого не привозили» — на тебе, сразу гора покойных. И этот раз не был исключением: за последние две недели были обнаружены трупы трех девушек. Девушки эти были очень молоды, красивы... Хотя, об этом сейчас сложно говорить, потому что их тела были изуродованы так, что, пожалуй, узнать их смогли бы лишь матери или другие близкие родственники. Вроде, например, братьев. Да, братья бы их точно узнали. Марк ведь тогда сразу узнал свою сестру.

    Вновь прослушивая диктофонную запись протокола вскрытия, Стаффорд пытается понять, с чем полиции придется иметь дело на этот раз. В морге практически пусто — только теплый Марк в белом больничном халате и три хладных трупа. Записанный на пленку голос эхом разносится по помещению, не имея никаких препятствий для удара о стену и возвращения обратно к ушам патологоанатома. Это немного искажает запись, создает эхо, потому Марку, слух которого в силу возраста начинает подводить, приходится прислушиваться. Свой голос в записи всегда слышится несколько иначе, ведь большую часть произносимых нами слов мы слышим «изнутри», потому у Стаффорда складывается впечатление, что это говорит не он.
    «Тело номер 251. Труп девушки был обнаружен на берегу реки 30 октября 2014 года в 5 часов утра. Время смерти не установлено из-за длительного нахождения тела в воде. По той же причине невозможна установка личности погибшей. Возраст приблизительно 20-25 лет. Общим осмотром установлено наличие кровоподтеков и трещин на запястьях, коленях и лодыжках жертвы. По этим данным можно судить о том, что конечности девушки были связаны незадолго до ее смерти. В том случае, если бы ее связали после гибели, кровоподтеков бы не было, так как они могут возникнуть только тогда, когда человек еще жив».
    Марк молча усмехается собственным словам, вспоминая, как начальство порекомендовало более детально описывать все свои действия и мысли на счет того или иного трупа. Тем не менее, устный протокол не является официальным документом и для отчета не годен, но под диктовку — пусть и своего собственного голоса — писать гораздо легче. К тому же, пересказывая все это следователям, придется заново разжевывать каждый аспект. Так почему бы не потренироваться?
«На лице и груди жертвы так же обнаружены множественные порезы, выполненные, вероятно, остро заточенным ножом или скальпелем. Все вышеперечисленные факты являются доказательством насильственной смерти. Непосредственная причина смерти: паралич дыхания вследствие заполнения легких водой».

    Речь диктофонного Марка прерывается, потом слышен гулкий щелчок, а затем запись возобновляется. Но голос на записи перестает быть слышным из-за другого источника шума — со скрипом открывшейся двери. Марк нажимает на паузу и кладет маленький диктофон в карман своего белого халата. Встает, окидывая взглядом нарушившего покой городского морга мужчину — Уилла Крамера, инспектора полиции, который ведет дело, объединявшее все три исследуемых Марком трупа.
– Здравствуйте, инспектор Крамер, – Марк дежурно улыбается, протягивая руку Крамеру, предварительно сняв с нее резиновую перчатку. – Вы как раз вовремя. Я совсем недавно закончил вскрытие трупа третьей жертвы.

+2

3

Три трупа за две недели. Три! Ты понимаешь? Три убийства, возможно самых жестоких за последние пятьдесят лет во всём Нортамберленде, и где, чёрт возьми? А я скажу тебе где. У нас, сука, в сраном Дредфорде, где население четыре старухи и пять наркоманов. – Крамер раздражённо фыркнул и достал пачку сигарет из внутреннего кармана кожаной куртки. Девлин же лишь слегка ухмыльнулся, видимо, его забавляла раздражительность напарника. – И ведь этот слабоумный кретин осмелился заявить, что убийства никак не связаны, бла-бла-бла. – мужчина с толикой издёвки попытался спародировать комиссара полиции. – Тьфу! – Уилл зажмурился и помассировал висок пальцами, затем сделал глубокий вдох, выдохнул и продолжил. – Его здесь нет, а у меня всё равно разболелась голова от его тупости! – он наконец достал сигарету из пачки и прикурил, пачку же швырнул в бардачок машины. – Ну, мы приехали? – обратился Уильям к напарнику.
Вылезай здесь, а я припаркуюсь где-нибудь подальше. – томно проговорил Девлин.
Уилл вышел из машины и с хлопком закрыл дверь. На улице, как обычно, моросил неприятный дождь. Мужчина наклонился и просунул голову в окно машины.
Знаешь, морг это не больница. – уже спокойно сказал Крамер напарнику. В ответ Девлин лишь молча закрыл окно и уехал.
"Ну, как знаешь, старик, как знаешь".

Инспектор быстрым шагом добрался до парадного входа в городской морг, но внутрь заходить не стал, решив сперва докурить. Не то чтобы, он считал, будто трупы его подождут, благо они никуда не торопятся, нет, просто он уже читал предварительные отчёты и заехал сюда лишь для подтверждения своих догадок. Относительно этого дела, а точнее трёх дел по решению комиссара, у инспектора Крамера было несколько теорий, но лидировала одна, которую он на данном этапе расследования не мог озвучивать и тем более объявлять официальной. Наконец,  прикончив восьмую сигарету за последние полтора часа, Уильям зашёл внутрь здания. Длинный узкий коридор вёл к нескольким помещениям, в том числе и к хранилищу трупов.
Гулкое эхо доносилось из-за двустворчатых дверей стального цвета, это точно был голос, однако разобрать слова не удавалось. Крамер толкнул дверь, которая с неприятным скрипом отворилась во внутрь хранилища. Это помещение так ни разу и не менялось за последние двадцать лет. Просторное, холодное и такое мрачное, не смотря на белый цвет стен и яркое освещение. Посреди комнаты стоял мужчина – патологоанатом - Марк Стаффорд, человек весьма вежливый и такой же дотошный, как и Крамер, а может и более жадный до деталей.
Да, приветствую. – скорее из надобности, чем из вежливости поздоровался Уилл и пожал руку Стаффорда. – Именно за этим я и приехал. Так что, удалось выяснить что-нибудь новое или, быть может, Вы хотите рассказать что-нибудь из того, что не вошло в предварительный отчёт? – инспектор достал небольшой блокнот из кармана куртки и карандаш. – А ещё, я бы хотел повторно взглянуть на тела всех трёх жертв.

+1


Вы здесь » DREADFORD » Сюжетные эпизоды » Квест 1.1: Жизнь — это привычка, от которой тяжело отказываться.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC